?

Log in

No account? Create an account

May 15th, 2015

May. 15th, 2015

Люблю я Записки, ничего поделать не могу.

Ну и куда же без этой

Записка тридцать третья,
уличным музыкантам
Я не знаю, откуда вы. Правда, мне говорили,
из России, но, видимо, это всё-таки враки.
Потому что в России не играют на тамбурине -
все приличные люди там играют на балалайке.
Тут в ста метрах от вас наяривает на клавесине
развесёлый такой чернокожий мужчина -
мне сказали, он тоже родом из России,
только это уж вовсе какая-то чертовщина.
Я-то слышу, что поёте вы по-английски,
не умея как следует справиться со словами, -
чтобы ставшие в круг скандинавские одалиски
ваши терпкие глупости повторяли за вами.
Но, когда вы просто играете и совсем не поёте,
я могу допустить – в особенные моменты,
на какой-нибудь – как собака, одинокой – ноте,
что вы всё-таки из России, невзирая на инструменты.
И по тоненькой лестничке, под ступенчатое бренчанье
я тогда начинаю забираться на небо,
и в затылок друг другу дисциплинированные датчане
тоже тянутся следом – осторожно и немо.
А теперь я скажу (вместо до свиданья):
в тот момент, как толпа вокруг вас поредеет,
вы средь нескольких крон в вашем чемодане
обнаружите что-то ещё – кроме денег:
полоумную записку. Она пригодится:
вы её сохраните уж как-нибудь, Бога ради:
по таким, я клянусь, пропускают в психбольницы
или в рай… так что, стало быть, выбирайте.

Евгений Васильевич Клюев, "Зелёная Земля", "Время", 2008